Rambler's Top100 Service

"Бессмысленно спорить о том, что первично - модернизация или инновационное развитие"

заместитель главного редактора журнала 'Эксперт'
8 октября 2010

Из выступления на заседании Клуба 4 ноября по теме: 'Новая экономическая доктрина - вверх по спирали роста' 07.10.2010г.

 

Я расскажу немного о национальной инновационной системе. Можно проанализировать развитие инновационных экономик так называемых новых инновационных стран, я имею в виду Сингапур, Малайзию, Бразилию, примерно так же происходило в Норвегии, Финляндию в самом конце 80-хгг., когда там и появились первые обобщающие статьи и монографии про инновационную систему. Все эти страны похожи тем, что они создавали институты и параллельно занимались довольно тонкой, но, тем не менее, целенаправленной ручной настройкой этих институтов. То есть, государство выступало в роли диктаторского небесного часовщика, который заводит механизм, а потом уже постепенно удаляется, когда созданы реальные куски национальной инновационной экономики, например, как компания 'Нокиа' в Финляндии.

К сожалению, мы эту инновационную гонку примерно последних 25 лет проспали по разным причинам, занимались другими вещами, и сейчас наверстываем упущенное. Но, впрочем, для России это естественное состояние - мы медленно запрягаем, но быстро едем. Хочется остановиться на пяти национальных чертах России при построении инновационной системы, которые вроде бы очевидны, список этот не закрыт, но, тем не менее, их надо будет учитывать нынешним творцам отечественной инновационной системы.

Первое, о чем часто забывают, это наша инновационная предыстория. Все, что касается разработки, развития технологий, реализации их в экономическом пространстве, все это, так или иначе, очень сильно инертно. Это связано с научными школами, с институтами, которые меняются сейчас на новые. И эта инертность от нас никуда не денется. То, что советская инновационная система, которая свои задачи, в общем-то, выполнила удачно, разрушена не до конца, в этом есть и плюсы. Мы не можем сейчас полностью сбрасывать со счетов ни Академию наук, ни отраслевую науку, которая не добита до конца и тоже интегрирована в новые бизнес-структуры, с этим придется работать. Отсюда готов подтвердить тезис Татьяны Гуровой по поводу того, что в новых ситуациях, когда мы строим новую инновационную экономику, бессмысленно спорить о том, что первично - модернизация или инновационное развитие.

В случае, когда у вас есть хороший бэкграунд, он должен этим заниматься параллельно, просто импортировать готовые технологии и учиться на них работать - да, в некоторых отраслях это будет так, и ничего с этим не поделаешь, но обязательно нужно иметь что-то свое. Во-первых, национальный творческий инновационный потенциал должен быть реализован здесь и прямо сейчас. И, кстати, первые, пусть пока немножко несистемные шаги новых институтов развития - я имею в виду появившуюся недавно и 'Роснано', и Российскую венчурную компанию, Сколковский проект - демонстрируют, что на самом деле, инновационный задор, инновационный потенциал есть, инновационный джин уже выпущен из бутылки в этой стране, и эти идеи уже не остановить. Другое дело, что, может быть, их надо немного корректировать в стратегиях.

Вторая особенность - это наше пресловутое сырьевое проклятие. Считается, что большие ресурсы отвлекают инвестиции, хочется экспортировать сырье, не нужны сложные экономические связи, не нужно делать высокотехнологичные производства, потому что всё можно купить. Эти идеи своими корнями уходят еще в застойный Советский Союз, когда действительно некоторая часть советских лидеров так и думала. На самом деле, Норвегия дает нам прямо противоположный пример, когда на основе сырья как раз была построена своя собственная национальная инновационная система, когда был сделан упор на тот большой рынок, который представляет собой добыча, транспортировка и первичная переработка ресурсов. Сейчас Норвегия лидер, мы знаем их нефтедобывающие платформы на шельфе, лучшие в мире, самые большие, и так далее. Это суперхайтек, это абсолютно инновационный продукт, там всё - от микроэлектроники до когнитивных технологий, как сейчас модно говорить.

Третья особенность России - это, конечно, наша слабая инфраструктура, прекрасный вызов для политической элиты, для бизнеса и для инновационного технократического сообщества. Мы до сих пор не связали страну, ее связывали в рамках советского проекта, но так и недосвязали. Это касается любых видов транспорта, я имею в виду не только транспорт физический, хотя его тоже: железнодорожный, авиационный - но я имею в виду и транспорт информационный. Я был недавно в Китае на выставке, и там в каком-то закрытом павильоне, вдалеке от павильонов других стран, была карта развития железнодорожной сети Китая. Это просто что-то потрясающее. Причем план, направленный из прошлого в будущее, и видно, что всё, что ранее планировалось, выполнено. Они там в два раза хотят увеличить длину своего железнодорожного полотна буквально за несколько лет. При этом поезда, которые они сейчас делают, это уже лицензионные поезда, сравнимые с мировыми грандами. И мы по сравнению с ними, собственно, уже сейчас - вчерашний день. Прекрасный вызов, давайте заниматься инфраструктурой.

Четвертая особенность, на наш взгляд, с точки зрения инновационной: нам необходима сильная власть. Сильную власть можно понимать по-разному, сильный - не значит авторитарный. Потому что, на самом деле, были примеры построения инновационных систем в Южной Корее и в Бразилии, которые начинали с авторитарной власти, а потом становились более демократичными, так, например, финскую или норвежскую власть можно считать вполне сильной, но, тем не менее, не авторитарной. Но сила и там, и там присутствует, и она необходима, у нас тем более, потому что - сильная, большая, разнообразная территория, бизнес не хочет заниматься инновациями, институты не работают. И необходима та самая ручная настройка, о которой я сказал в начале, все равно придется так или иначе принуждать к инновациям.

И, наконец, пятый пункт. Здесь инновационное развитие несколько отличается от модернизационного концепта. Я согласен с идеей равномерного развития производственных сил по всей территории. Но в инновационной истории ситуация несколько другая, будущее всегда приходит островками. И инновационная система, безусловно, будет расти именно как очаговая система. Например, пример Сколково интересен тем, что он должен стать интерфейсом, входом в следующие узлы инновационной системы, то есть, чтобы Сколково начинало взаимодействовать с узлами, созданными предыдущими инновационными рывками. Например, четыре особые экономические зоны технико-внедренческого типа. Прекрасно развиваются и Томская, и Санкт-Петербургская, интересные вещи происходят в Дубне, и, по-видимому, кое-что любопытное можно найти и в Зеленограде. Технопарки. И, в конце концов, мы можем дойти до полутора десятков наукоградов, тех осколков советской инновационной системы, которые были созданы как точки с особым статусом, но которые пока слабо вовлечены в большой инновационный процесс, который начался в нашей стране.

То, что касается государственной власти, видимой руки государства и принуждения к инновациям. Сейчас уже либеральные профессора в экономических школах пугают этим термином студентов, но на самом деле не нужно относиться к этому словосочетанию как к такому жуткому. Это не значит, что нужно спускать, как раньше советское министерство спускало план, сколько можно потратить на него. Хотя, например, в Японии, когда они поняли, что у них загнивает стройиндустрия, и нужно сделать инновационный толчок именно там, именно так и сделали: просто всем мощным строительным компаниям было спущено указание: не меньше пяти или шести, сейчас не помню, процентов в год тратить на НИОКР. И стройкомплекс Японии вышел из инновационного тупика. Но это крайний вариант. А есть много вариантов мягких, которые хорошо опробованы в других странах, и нам не грех их применять. Первое, самое модное сейчас - это технологические коридоры. Мы видим, что они сейчас уже начали реализовываться в сфере реальной политики, это коридоры для приборов освещения, для стандартов по бензину, по топливу и так далее. Речь идет о том, что мы уже делаем четкие технические и технологические ограничения, которые с повышением жесткости по времени вынуждены выполнять все субъекты рынка.

Второй пункт, на который стоит обратить внимание, который занимается инновационной политикой, - это антимонопольное регулирование. Монополия в инновационной сфере - это не всегда плохо, и абсолютно совершенная конкуренция часто губит инновацию. Инновационный продукт при своем рождении и первом свидании с рынком, об этом существует много исследований, часто неказист, дороже неинновационных аналогов, с одной стороны. С другой стороны, довольно быстро, когда он внедрен в рынок и его покупают, его производитель становится монополистом. И эта временная инновационная монополия должна также учитываться и даже, может быть, поощряться государством.

И еще три пункта, совсем коротко. Нужно обратить внимание, что, пуская транснационалов в Россию, мы обязательно должны требовать от них делиться технологиями и опытом. Они должны не только участвовать у нас в НИОКРе, но и делиться с нами не только технологиями вчерашними и сегодняшними, но по возможности завтрашними, хотя они это будут делать с большим скрипом. И, наконец, очень важный пункт - это выращивание национальных чемпионов. Построив все институты - у нас сейчас есть почти все институты инновационных систем, принятые в мире - надо сделать четкую ставку на то, что нам нужно несколько - например, Финляндии хватило одной 'Нокиа' - чемпионов с миллиардными оборотами на инновационных высокотехнологичных рынках. С помощью тех инструментов инновационной системы, которые у нас сейчас есть, мы можем их подрастить. У нас сейчас тысячи компаний чисто инновационных с оборотом в миллионы долларов, у нас сотни компаний около 10 миллионов, десятки - с сотнями миллионов. Но, по-моему, нет ни одной компании с оборотом в миллиард. Как только появится одна, две, три, значит, наша национальная инновационная система заработала, и ручную настройку можно будет ослабить.

Загружается, подождите...
0