Rambler's Top100 Service

"Открытость и гласность должны стать лейтмотивом всей работы власти"

Депутат Московской Городской Думы
13 октября 2010

В пятницу 8-го октября временно исполняющий обязанности мэра Москвы Ресин, руководитель Росохранкультуры Кибовский вместе с рядом московских чиновников и представителей профессионального сообщества встретились с московской культурной общественностью, озабоченной вопросами сохранения исторического наследия в Москве, в первую очередь, с движением 'Архнадзор'.

Мне было интересно посмотреть на этих общественников вблизи, послушать их, оценить соотнесение с реальностью и уровень их доступности для рациональных аргументов.

Дело в том, что среди людей, озабоченных состоянием культурного наследия, часто преобладает тип экзальтированного, эмоционально лабильного интеллигента, живущего в мире иллюзий и пытающегося подогнать под эти иллюзии образы реального мира. С такими охранителями договориться невозможно, поскольку они почти галлюцинируют наяву и в паранояльной одержимости полагают, что любой, кто им возражает, является коварным и злобным врагом всего доброго и прекрасного.

Вот мне и нужно было посмотреть на лидеров движения 'Архнадзор', из которых до того мне был лично известен только Рахматуллин.

Опытный в общении с самыми разными людьми Владимир Ресин вначале задал тон беседы, спокойно и миролюбиво рассказав о проблемах сохранения исторического наследия так, как их видят на Тверской, 13. Беспокойство, однако, снять до конца ему не удалось, некоторые из представителей общественности были напряжены до дрожи, но, тем не менее, беседа сразу 'втекла' в мирное русло.

Общественники были готовы обсуждать и принципиальные вещи, но у них 'за пазухой' были многочисленные конкретные адреса объектов, судьбу которых они рассчитывали решить прямо здесь, 'с ходу'. Но серьезные люди не решают вопросы 'на коленке', потому, предварительно обсудив проблему лишь 'Детского мира' и некоторых других исторических зданий, общественники передали список проблемных адресов руководству города для дальнейшей работы по ним уполномоченных органов власти.

А вот по общим принципам взаимодействия удалось достигнуть многого, что, на мой взгляд, гораздо ценнее передачи петиции с адресами.

Так, в комиссию по сохранению исторических зданий в городе Москве теперь войдет представитель 'Архнадзора'. Также регулярно, примерно раз в квартал, руководители города будут встречаться с культурной общественностью в таком же формате, как и в этот раз, а в промежутках могут проводиться 'малые встречи' по конкретным вопросам с высшими должностными лицами города. Кроме того, и это самое важное, Владимиром Ресиным было предложено создать на самом высоком городском уровне общественный совет при мэре Москвы по историческому наследию, подобный общественному градостроительному совету, который открыто и гласно обсуждал бы важнейшие вопросы сохранения культурного наследия.

Открытость и гласность должны стать лейтмотивом всей работы власти, и информация в полноценном виде должна быть своевременно сделана доступной для общественности с помощью интернет-ресурсов по каждому из исторических объектов и по ряду градостроительных проектов.

Был также предложен принцип совместной работы власти и общественности, когда размежеванию и публичной критике должны предшествовать согласовательные процедуры по каждому из проблемных объектов с целью найти компромисс или консенсус.

Одну просьбу также заявил общественникам Владимир Ресин: он попросил не давать использовать сторонним политическим силам вопросы сохранения исторического наследия как повод для не имеющих отношения к культуре акций и заявлений. Мы помним, что что-то похожее некогда делали большевики и эсеры, присоединяясь к экономическим требованиям рабочих, протестам студенчества или волнениям национальных окраин со своими экстремистскими лозунгами и методами. От этого культура не выиграет, а общественники уронят свое достоинство в глазах общества и власти.

В целом сама встреча и представители общественности произвели на меня благоприятное впечатление. Это люди, безусловно, высокой культуры, увлеченные своим делом до фанатизма, прекрасно разбирающиеся не только в вопросах истории и архитектуры, но в технических особенностях сохранения памятников и их реставрации. Да, как и у многих советских и российских интеллигентов, у данных представителей культурной общественности не очень хорошо обстоят дела со знанием законодательства и пониманием принципов права, их апелляции к нормам законов носят зачастую бессистемный, внутренне противоречивый и наивный характер. Но это беда всей нашей интеллигенции. Не случайно же советская система образования тщательно изгоняла из школы правоведение, основы экономики и социологии. Реальные гуманитарные знания, общественные науки не имеют традиции изучения в интеллигентной среде. И сегодня еще многие интеллигентные люди с чувством гордости говорят о том, что они не читали Конституцию России. Что же говорить о гражданском или земельном законодательстве? В это связи усилия воспользоваться для конкретных целей несколькими нормативными актами об охране культурного наследия в собственном конъюнктурном толковании в отрыве от всего массива российских законов зачастую выглядит поверхностно и несерьезно.

Похоже обстоит ситуация с экономическими и социальными вопросами, связанными с культурным наследием. Какую цену общество готово платить за свое наследие, это серьезнейший вопрос.

Многие деятели культуры не представляют себе, или представляют неверно цену такого рода вопросов, а также иерархию общественных приоритетов и ценностей. Ведь только в мире власти, в прессе, в очень тонких и узких культурных стратах предают большое значение делу охраны памятников, в то время как в остальном обществе этот вопрос серьезно волнует не более трех процентов москвичей.

Таким образом, в подобной пассивной среде на общественных протестах в деле охраны исторического наследия далеко не уедешь, более того, можно получить отрицательные результаты от навязчивой пропаганды.

Мне, к моему удивлению, приходилось слышать от простых граждан про недавнюю конфликтную ситуацию в Кадашах, что, мол, им это 'смотреть и слушать надоело', что 'поскорее бы там все снесли', подобно тому, как и про Химкинский лес - 'скорее бы его вырубили, чтобы о нем, наконец, перестали все время говорить'.

Так было всегда, еще во времена декабристов. 'Узок круг этих революционеров, страшно далеки они от народа'. И сегодня узок круг охранителей памятников, даже в Москве и в Санкт-Петербурге. Поэтому совершенно необходимо объединить усилия общественности, профессионального сообщества, прессы, телевидения и государственной власти для сотрудничества, а не противостояния в деле охраны культурного наследия. Противостояние ослабляет позицию сторон на фоне общественного равнодушия. Так можно много исторических памятников потерять, потом стыдно будет перед потомками.

Это понимает культурный Владимир Ресин, это должен понять и 'Архнадзор'. Только вместе мы сила, только соединение наших знаний даст результат, только рациональное, практическое мышление способно быть продуктивным, только разграничение культуры и политики целесообразно, только интеграция и мобилизация общественного, административного, правового, технического и экономический ресурсов могут дать надежду на полноценное сохранения нашего культурного наследия.

Эти вопросы теперь придется решать новому мэру Москвы, которому предстоит продолжить начатый Владимиром Ресиным трудный, но в перспективе плодотворный диалог с культурной общественностью.

Загружается, подождите...
0