Rambler's Top100 Service

Новый Устав Свердловской области: гуманитарно-правовая стратегия правореализации

директор Гуманитарно-правового и политософского центра "Бурбулис, Шилов и партнёры", советник Фонда "Президентский центр Б.Ельцина"
6 декабря 2010

Первый Устав Свердловской области был первым и в России. Фактически он был проекцией на региональный уровень такой важнейшей составляющей конституционной модели развития страны, как федерализм. Поэтому и был рекомендован как модельный, нацеливал на поиск эффективных решений в деле строительства региональных политических систем, взаимодействия с федеральными органами власти.

В своем Обращении (21.12.09) к жителям Свердловской области по поводу 15-летия со дня принятия Устава области Губернатор А.С. Мишарин говорил: ' Принятие Устава Свердловской области стало важнейшим шагом в развитии регионального законодательства и показало зрелость гражданского общества. Этот документ обсуждался буквально 'всем миром'. Тысячи предложений, поправок и дополнений поступили разработчикам Устава и, что особенно ценно, шли они не только от юристов, правоведов, политиков, но и от рабочих коллективов, предпринимателей, студентов - всех жителей Свердловской области. В результате такого широкого демократического обсуждения был разработан и принят Устав, ставший основополагающим законом Свердловской области, определившим все те успехи, которых достиг регион за минувшие 15 лет. Устав - основа гражданского, национального и межконфессионального согласия в Свердловской области. Являясь одним из наиболее развитых регионов России в сфере политического строительства, деятельности общественных, национально-культурных организаций, Свердловская область неизменно остается территорией социального мира, толерантности и конструктивного общественно-политического диалога'.

Принятие нового Устава Свердловской области вызвано общестрановой жизненной необходимостью стандартизации демократического развития, четко обозначенной Президентом РФ Д.А. Медведевым. Он назвал п ять универсальных параметров демократии, выступая на Мировом политическом форуме в Ярославле . По его мнению, стандарты демократии должны быть международно признанными .

Первым параметром демократического государства Медведев назвал 'правовое воплощение гуманистических ценностей и идеалов'. 'Придание этим ценностям практической силы закона, которая направляет развитие всех отношений, задает главный приоритет общественного развития', сказал глава России. Вторым стандартом Президент РФ считает способность государства обеспечивать и поддерживать высокий уровень технологического развития, которое, в свою очередь, гарантирует гражданам высокий уровень благосостояния. В качестве третьего параметра Дмитрий Медведев предложил 'способность государства защищать своих граждан от посягательств со стороны преступных сообществ', в том числе от терроризма и коррупции. 'Четвертой отличительной особенностью демократии является, на мой взгляд, высокий уровень культуры, образования, средств коммуникации и обмена информации ', - продолжил перечисление универсальных стандартов президент РФ. Он подчеркнул, что пятую неотъемлемую часть демократического государства составляют свобода слова, собраний и митингов . Однако, заметил Дмитрий Медведев, все вышеперечисленные пункты не будут иметь никакого значения до тех пор, пока у каждого гражданина страны не появится уверенность в том, что он живет в свободной стране.

'Такова моя точка зрения на современные стандарты демократии. Возникает вопрос: "Соответствует ли им Россия?". Я могу честно сказать: только в определенной мере. Не до конца. Но мы в начале пути, и все в зале это отлично знают', -   сказал Медведев.

В том, что основным отличием Нового Устава от Старого, является ярко выраженный тренд стандартизации демократии, технологизации федерализма и систематизации конституционализма, согласны и критики, и сторонники нового Устава, которых большинство, во всяком случае, в Облдуме: губернаторскую инициативу в общей сложности поддержал 21 депутат , один высказался против - Юрий Баланов из ЛДПР, еще 4 воздержались - фракция КПРФ (Артюх, Альшевских, Краснолобов, Перский), при этом в зале присутствовали 26 народных избранников из положенных 28 депутатов нижней палаты. Согласно новому варианту Устава две нынешних палаты регионального парламента предлагается объединить в одну. Количество депутатов будет сохранено, интересы жителей Свердловской области в обновленном Заксобрании будут представлять 49 парламентариев, избранных на пятилетний срок. Предполагается, что 28 депутатов будут избраны в законодательное собрание по партийным спискам, а 21 депутат по одномандатным округам. Согласно документу заседание Законодательного собрания может считаться легитимным, если на нем присутствует не менее половины народных избранников, тогда как сейчас обе палаты могут начать работу только в случае присутствия двух третей парламентариев. Далее, выборы обновленного состава Заксобрания из 49 депутатов предлагается назначить на второе воскресенье марта 2012 года. При этом депутаты Облдумы, получившие мандаты в марте нынешнего года, сохранят за собой депутатские кресла до марта 2014 года. Что касается изменений функционирования исполнительной власти, то срок губернаторских полномочий увеличен до 5 лет. Губернатор 'на основании принимаемого им решения вправе возглавить правительство Свердловской области'.

Депутат от ЛДПР Юрий Баланов, комментируя принятие нового Устава, заявил в ходе обсуждения: 'Сегодня происходит исторический момент - осуществляется переход от эпохи Эдуарда Росселя к эпохе Александра Мишарина, эпохе прогресса и инноваций '. 'Итак, от идей, укоренившихся в свердловской политической практике и культуре, мы благодаря Мишаринским новациям пришли к стандарту', - говорят некоторые критики Нового Устава. Они правы в том, что теперь необходимо доказать, что объективно назревший тренд стандартизации демократии - это не нивелирование и усреднение, а качественно новая возможность правового регулирования, связанная с практической реализацией принципа верховенства права.

Для эффективной работы в этом направлении может быть использована либертарно-юридическая концепция В.С. Нерсесянца, существенно развитая и дополненная гуманитарно-правовой концепцией Г.Э. Бурбулиса, опубликованной в целом ряде его статей, включая статью 'Право, вперед' в 'Русском журнале'   ( http://www.russ.ru/layout/set/print//pole/Pravo-vpered ).

Важнейшим методологическим достижением Нерсесянца является поляризация феномена права на 'легизм' и 'юснатурализм'. Приведём цитату из его статьи 'Философия права: Либертарно-юридическая концепция' (Вопросы философии, 2002 г., ?3, стр.3-15):

'Легисты (от лат. lex - закон) как сторонники позитивистского учения о праве ("юридического позитивизма") отрицают, как они говорят, разного рода ложные, "метафизические" положения о сущности, объективной природе, идеях, ценностях права и т.д. Право для легистов - это лишь позитивное (реально-эмпирически данное) явление, а именно любое (в том числе и произвольное) официально-властное, принудительно-обязательное установление нормативного характера. Фактически же сущностью права у легистов оказывается властная принудительность (приказ власти), поскольку именно по этому признаку они отличают право от неправа. Вместе с тем следует отметить, что во многом усилиями именно легистов (позитивистов) разработаны основные аспекты доктрины и догмы действующего права, вопросы законотворчества, толкования и применения права.

Юснатуралисты (от лат. ius naturale - естественное право, приверженцы естественного права), в свою очередь, антагонистически противопоставляя естественное право и позитивное право, рассматривают закон (позитивное право) как нечто неподлинное (неподлинное и в качестве сущности, и в качестве явления), а естественное право (в той или иной версии) трактуют как единственное подлинное право (как нерасторжимое единство сущности и явления подлинного права). Естественное право для юснатуралистов - это не сущность позитивного права, а сущность естественного права как непосредственно (по природе) действующего правового явления. В целом юснатурализму присущи как гуманитарные достоинства (концепция естественных и неотчуждаемых прав человека, отрицание произвольного государственного правотворчества и т.д.), так и недостатки (отсутствие формализованного принципа отличия права от неправа, недооценка роли позитивного права, смешение права с моралью, религией и т.д., отсутствие концепции правового закона, дуализм одновременно действующих систем естественного и позитивного права с безусловным подчинением государства и его позитивного права естественному праву и т.д.)'.

В целом, можно сказать, что продуктно-правовое различие между Старым и Новым Уставами базируется на различии их правовых онтологий. Старый устав тяготеет к юснатурализму, базису естественного права, того правосознания, которое формировалось в период становления новой российской государственности. Как уже отмечалось, Свердловская область приняла первый, модельный для регионального измерения федерализма устав. Новый Устав - продукт нового тренда стандартизации демократии, технологизации конституционализма, систематизации и структуризации федерализма. Старый Устав создан и отработал свое время в духе юснатуралистского конституционализма. Новый Устав одним из первых открывает Эру легистского конституционализма. При этом важно не потерять в новом типе правового регулирования и вывести в новое качество роль и значение гуманитарных ценностей, человеческого капитала как основ социального измерения модернизации.

'Государство не сможет включить процесс социальных изменений, как бы он ни назывался, если не будет опираться на 'социальные группы' заинтересованные в модернизации страны', - считает первый заместитель руководителя администрации президента РФ Владислав Сурков. Он заявил об этом на Международной конференции 'Социальное измерение модернизации', проведенной при поддержке партии 'Единая Россия'. 'Нужны активные социальные группы, мотивированные модернизацией', - сказал Сурков, заметив, что 'сегодня такой социальной, масштабной группы нет, и все приводится в движение бюрократическими усилиями'. 'Институты должны совершенствоваться, но демократическая система должны быть устойчивой, должна быть в состоянии развиваться дальше. Если мы сделаем приоритетом беспощадные политические реформы развития, мы пойдем на поводу у самых примитивных инстинктов и потеряем фундамент нашей демократии', - предупредил Сурков.

Очевидно, таким образом, что необходим продуктивный синтез юснатуралистского конституционализма и легистского конституционализма как модель обеспечения эффективного нормотворчества и правоприменения в контексте нового Устава Свердловской области. Этот синтез создаст жизненно-правовое пространство Нового Устава, реально связанное с потребностями, знаниями, умениями, чаяниями и надеждами жителей области.

Гуманитарно-правовая концепция рассматривает легизм и юснатурализм как два полюса, создающие феномен права, общественно-государственное 'поле права', то инновационно-модернизационное напряжение человеческого бытия, которое распространяется в человеческой реальности, обеспечивая её гуманитарно-правовой прогресс.

Легизм обозначает государственно-правовой полюс, акцентирующий форму сущности права, представляющий собой центр разработки юридического языка.

Юснатурализм - это гражданско-общественный полюс полевой правовой реальности, призванный в демократическом правовом государстве быть источником гуманитарно-ценностного содержания сущности права.

Таким образом, отношение легизма и юснатурализма раскрывается в гуманитарно-правовой (политософской) концепции как классическое герменевтическое отношение формы и содержания в отношении сущности права. Чрезвычайно важно отработать - на реальной практике создания социально-инновационного жизненно-правового пространства Свердловской области на основе её нового Устава - национальную экспертную методологию аналитико-диалектической работы с формой и содержанием нового российского, гуманитарно-правового конституционализма, актуального для комплексной модернизации Российской Федерации в начале XXI века.

Загружается, подождите...
0