Rambler's Top100 Service

Депутат не имеет права на личное

Петр Белкин
Эксперт Кремль.Орг
22 Декабрь 2010

Ужасный случай в семье депутата Госдумы Нины Останиной ставит перед обществом вопрос о праве на морализацию и на нравоучения со стороны отдельных представителей, облеченных властью. Напомню, что вечером 25 ноября 2010 года в Москве было совершено убийство Михаила Мильштейна. По данным следствия, его совершил сын Останиной Даниил.

 

Следствие считает, что Даниил длительное время давал деньги Мильштейну для развития бизнеса, но тот тратил их на наркотики. В ходе жесткого разговора с распитием спиртного сын депутата убил своего партнера по бизнесу. Останин уже признал себя виновным и даже указал, где находится орудие убийства, которое уже обнаружено.

 

И, хотя естественная материнская реакция депутата - защитить своего сына - по-человечески понятна, сам факт этого ужасающего преступления не может не бросать тень на лидера Кемеровского обкома КПРФ. Тем более, что в деле есть некоторые обстоятельства, выставляющие г-жу Останину не в лучшем свете, особенно на фоне ее многочисленных морализирующих нравоучительных заявлений, которые она делает по работе.

 

Во время трагедии на шахте 'Распадской', Нина Останина рванула туда, где в шоке пребывали все местные жители. Туда, где нужны были психологи, а не лощеные депутаты. Нина Останина, высокопоставленный представитель второй по силе в России партии, наделенная властным мандатом, тут же начала рассказывать, что беда власти в том, что она 'перестала слышать людей'. Мол, 'главная деструктивная сила - это собственники шахты и сама власть'. Еще раз подчеркну, что эти слова говорила Нина Останина, которая сама долгое время является представителем и носителем власти!

 

Нападки Останиной на директоров шахт и владельцев выглядели еще более лицемерно на фоне того, что Даниил, ныне обвиняемый в убийстве, был одним из владельцев крупнейшего в Кузбассе угольного разреза 'Черемшанский' (24% в уставном капитале организации). Сейчас Останину 28 лет. Неплохая карьера для молодого человека?

 

18 июня, сразу после 40 дневного траура по погибшим горнякам на 'Распадской', Останина заявила, что необходимо 'внести поправки в Уголовный кодекс, при этом уголовной ответственности подвергать не диспетчеров, не наемных менеджеров, а собственников угольных предприятий'. Видимо, делая данное популистское заявление, она не могла предположить, что оно может коснуться и непосредственно ее.

 

В Кемерово в отношении Останина сейчас расследуется уголовное дело, где он как раз и фигурирует как бывший собственник угольного разреза. Дело в том, что местные СМИ обвинили Даниила Останина в том, что он тратил деньги разреза на нужды лидеров КПРФ, что привело к ущербу в 10 млн рублей. В результате в отношении Даниила возбуждено уголовное дело по статье 165 УК РФ (причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием). Тогда же Останина обвинила власти в том, что дело, якобы, сфабрикованное. Неловко такое говорить, но, быть может, если бы не активность Останиной, то Даниил уже отправился бы отбывать незначительный срок, и тогда не случилось бы и этого убийства.

 

Трагедия Останиной - дело не только Останиной, но и всего общества. Это человек, который язвительно и злорадно комментирует вручение наград Кемеровской области следующими словами: 'идея учредить региональные награды из драгметаллов и драгкамней исходит от самого губернатора, который своими конкурентно-брежневскими бровями и иконостасом на богатырской груди очень напоминает упомянутого генсека политической партии, давшей, по словам, самого Тулеева, ему путевку в жизнь. Поэтому, когда, тяжелой рабочей рукой   бывшего железнодорожника, Амангельды Молдыгазиевич ищет место для награды на груди у Надежды Бабкиной, а затем, как это было принято в ушедшую в историю эпоху Брежнева, толерантно целует обласканную молодицу, под бурные аплодисменты селективно отобранных, сидящих в залах опять-таки заслуженных людей, ничего, кроме снисходительной иронии у уставших от подобных театрализованных шоу рядовых кузбассовцев, это не вызывает'. Так вот, человек, который комментирует знаки внимания, которые власти региона оказывают представителям общественности, в таком ключе, вряд ли может рассчитывать на то, что и его личная жизнь будет находиться вне объективов.

 

Не так давно произошла стычка Аллы Пугачевой и Нины Останиной. Последняя заверяла, что 'свобода нравов, которая пропагандируется всей этой гламурной тусовкой, сделала очень много для того, чтобы духовно опустить нашу молодежь. Алла Борисовна перепутала - нельзя выносить на суд публики отношения двоих людей! Должно же быть у человека что-то личное'. Конечно, у человека должно быть личное. Но когда молодой сын депутата Госдумы вдруг становится владельцем крупнейшего угледобывающего предприятия, когда в отношении этого сына ведется расследование по делу о злоупотреблении доверием, а потом оказывается, что сын обвиняется еще и в убийстве, то здесь речи о личном быть не может. И все высокопарные слова, которые так любит произносить госпожа Останина, видятся в этом ракурсе совершенно иначе.  

 

Сегодня лидер Кемеровского обкома КПРФ надеется, что в отношении Даниила будет проведено объективное расследование. Хочется разделить с ней эту уверенность. Но вот то, что депутат считает, что ее сын невиновен, что 'очень хорошо знаю своего сына, такого просто не могло быть', конечно же, не может служить реальным доводом.

 

Хочется спросить у Останиной, которая упрекала Романа Абрамовича в том, что тот 'никак не высказал своего отношения к трагедии' на шахте Распадской, высказала ли она соболезнования родным и близким погибшего Мильштейна, или они не достойны сочувствия депутата?

 

Ну и напоследок. После этого трагического случая, неужели Останина сможет спокойно выходить на трибуны Госдумы и с них поучать, как правильно воспитывать детей и как бороться с преступностью? Может быть, депутату следует сложить с себя мандат, и удалиться из политики. Это будет, по крайней мере, честный поступок.

Загружается, подождите...
0

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!