Rambler's Top100 Service

"Самым важным событием 2010 года явилось подписание договора по СНВ"

Депутат Московской Городской Думы
27 декабря 2010

Чем Вам запомнился в политической и общественной жизни уходящий, 2010 год?

 

Год 2010 был насыщен драматическими событиями: извергался вулкан в Исландии, стояла страшная жара в центральной России, Европу заливало дождями, шли громкие и даже скандальные отставки губернаторов, подпортившие имидж власти, была провалена пропагандистская компания против Лукашенко, в то время как акула кусала туристов в Красном море.

Упал самолет с президентом Польши, мы признали свою вину за Катынь, появились признаки потепления в отношениях с поляками.

Вскрылись общественные язвы и нарывы после ужаса в станице Кущевской, что заставило власть и общественное мнение обратить внимание на повсеместное срастание криминала и власти на местах. Вот вам и местное самоуправление, господа идеалисты! С бандитским лицом.

Акции в Москве и других городах хулиганствующей молодежи, замешанные на этнических конфликтах, поставили всех перед огромной проблемой неизбежного роста протестной активности на выходе из кризиса, когда обострились этнические конфликты, генерируемые отчасти переделом рынков и собственности, особенно заметные в столичном регионе.

На выходе из кризиса обострились проблемы, вызванные действием закона Токвиля, то есть общим ростом социальных притязаний с ростом благосостояния. С другой стороны, появились явные признаки конфликта поколений, снижения социальной мобильности. Молодежь чувствует себя в массе фрустрированой: притязания ее велики, а возможности сужены. Оттуда и проникновение в ее среду левых и правых протестных идей.

Все российское общество, с одной стороны, еще более постарело и, вследствие этого, также полевело. Уходящее на пенсию поколение охвачено ностальгией по 'спокойным брежневским временам'. Эти настроения в идеализированной форме передаются неустроенной и малообразованной зеленой молодежи, которая и близко не представляет себе скудость прежнего советского быта, но мечтает о советском социализме, с которым у них связано представление о справедливости и социальной мобильности.

При этом аморфному и многочисленному 'левому' крылу мечтателей противостоят малочисленные, но сплоченные и активные правые и ультраправые реакционные группировки, в первую очередь, националисты. Парадоксально, что обе эти, правая и левая, половинки ностальгии и реакции в молодежной среде без труда объединяются на почве экстремизма, популизма и хулиганства. И это очевидная проблема, вставшая перед нами во весь рост в 2010 году, на которую мы должны точно и адекватно реагировать.

Среди политиков и журналистов, чиновников и общественных вожаков шли бури и грозы, под которые многие попали в пресловутом Химкинском лесу, а большинством населения все это воспринималось философски.

Страна достаточно быстро выходила из кризиса, потом вышла из него, теперь 'зализывает царапины' и пробует модернизироваться. Социальные обязательства перед гражданами выполняются, власти России следуют завету Фридриха Великого: 'Народ - это больной ребенок, ему надо говорить, что он должен есть и пить'. И правительство все делает, чтобы у людей было, что есть, что пить и чем лечиться. Вот вам и стабильность.

Пробуют там наверху смотреть в будущее, как научить народ самому разбираться, что ему полезно, а что вредно, 'учинить демократию', как эффективную форму правления, а не источник беспорядка. Но, посмотрев на уличные выступления, послушав голоса наших политиков и общественников, власти понимают, какой трудной и длинной будет эта дорога. В Германии от Фридриха до Аденауэра прошло 200 лет, которых у нас нет в запасе, увы.

От того, сумеем ли мы провести новую индустриализацию нашей страны, модернизировать производство с помощью пусть импортируемых технологий и оборудования, повысить в разы производительность труда, возродить сельское хозяйство на основе 'экономий', то есть, агробизнеса, сохранить и развить образование и науку, интегрироваться в международное разделение труда и сконцентрировать финансовые ресурсы, зависит будущее.

Такое будущее можно построить только при условии нормализации международных отношений, открытости общества, снятия накала идеологической и пропагандистской борьбы, а также разумного ограничения программ создания и закупки вооружений. С учетом того, что Россия может выделить на оборону не более 70 миллиардов долларов в год (2 триллиона рублей в год или, как запланировано, 20 триллионов в течение 10 лет), а США даже без союзников - в 7-10 раз больше (от 500 до 700 миллиардов долларов), а вместе с союзниками по НАТО - почти 15 раз больше (свыше одного триллиона долларов в год). То есть, через 10 лет мы сможем вложить в наше вооружение примерно столько же, сколько Соединенные Штаты вкладывают за год. Гонка вооружений нами проиграна раз и навсегда!

А это значит, мы должны следовать мудрой политике 'разумной достаточности', не перенапрягая нашу экономику и используя нашу оборонную науку в сфере создания технологий двойного назначения. Мы должны идти по линии не паритета в вооружениях с США, не гарантируемого взаимного уничтожения, а по стратегической доктрине причинения в случае нападения 'неприемлемого ущерба' противнику. Если выразиться в китайском образном стиле, то если США - это тигр, каким мы быть не можем, то мы должны стать дикобразом. Тигр не тронет нас, если будет знать, что получит страшные раны. Современный мир достаточно сложен и изнежен, чтобы рисковать войной с серьезной ядерной державой.

Поэтому я полагаю, что самым важным событием 2010 года явилось подписание сторонами и ратификация Сенатом США договора по СНВ.

Этот договор имеет значение не столько военно-техническое, сколько политическое, психологическое и идеологическое. Не случайно его встретили в штыки многие республиканцы в США, много недовольных и у нас в стране, в основном среди 'уходящих политиков'.

Но если в США предметом дискуссии в истеблишменте является борьба за определение стратегии дальнейшего доминирования, и победа администрации Барака Обамы при голосовании в Сенате отражает банкротство прежней республиканской политики, то в России трезвая оценка документа и готовность не обращать внимания на происки врагов 'перезагрузки' из стана американских республиканцев отражает понимание российской власти, что нам выпал редкий шанс создать вокруг нашей страны благоприятное окружение и заняться своими внутренними делами.

А то, что США будут продолжать вооружаться и защищаться, это тоже понятно, у этой страны, у единственной сверхдержавы, глобальные задачи, а у России, наконец-то, превалируют задачи региональные и внутренние.

 

Чего нам ждать от следующего, 2011 года?

 

Следующий год завершит кризис, увеличатся темпы роста российской экономики, в том числе промышленного производства. Цена на нефть пробьет потолок в 100 долларов за баррель, а российский бюджет приблизится к бездефицитному состоянию. Инфляция пока еще не будет тревожной, а рубль будет умеренно укрепляться. Показатели РТС и ММВБ достигнут 2000 отметок, хотя в течение года акции будут демонстрировать волатильность. Вернутся зарубежные инвестиции, как прямые, так и портфельные стратегические. Снова начнется рост корпоративных заимствований. Прогнозируется рост объемов региональных и местных бюджетов, а также цен на недвижимость в городах, особенно в Москве.

Однако, все эти тенденции разогрева в полном мере проявят себя лишь в 2012 году, вернув нас практически к экономическому буму 2005 - 2007 годов на новом, более высоком уровне. Тогда же могут вернуться инфляция и даже голландская болезнь. Надо будет нам тогда не брать дурного примера с Китая, который уже подходит к опасной черте в своем 'росте экономики ради самого роста', и сдерживать экономический рост по ряду традиционных направлений, направляя потоки капиталов в активно модернизирующиеся индустриальные отрасли, в сельское хозяйство, массовое жилищное строительство, транспорт и наукоемкие постиндустриальные отрасли.

Во внешней политике, если будем умны, то перспективы нас ждут неплохие. Во внутренней же политике у нас может быть много неприятностей в 2011 и последующих годах, так как мы не сможем удовлетворять все растущие притязания молодежи, вынуждены будем высвобождать рабочих и служащих из ряда отраслей и вести более жесткую социальную политику с учетом ряда факторов, в том числе демографических.

Все это чревато потрясениями, но я надеюсь здесь на твердую руку Владимир Путина, который доказал, что он умеет справлять с кризисами лучше других и не питает иллюзий относительно быстрых перемен в нашем инфантильном отсталом обществе. 'Правительство у нас - единственный европеец', - писал Александр Пушкин. Похоже, его слова и сегодня верны.

Загружается, подождите...
0