Rambler's Top100 Service

"Называть "новой силой" тех, кто в масках громили и избивали людей, неправильно"

Директор Института этнологии и антропологии РАН, член-корреспондент РАН
20 января 2011

Наша страна большая и имеет культурно сложный состав населения, которое пережило эпоху глубоких социальных трансформаций. Достаточно молодой является и российская демократия, пока еще не обладающая должным эффективным управлением над ответственными гражданами. Поэтому случаются ситуации, которые я назвал бы происшествиями, а не проявлениями давно назревшего "народного бунта", который власти не видели или игнорировали. На мой взгляд, это упрощенная и политизированная версия. Я не знаю крупной страны, где время от времени молодежь не выходила бы из правового пространства и не участвовала в массовых акциях. Для этого всегда существуют подлинные или мнимые причины. Это могут быть выступления против повышения платы за обучение, как это было в Париже; или это реакция на жестокость полиции, как это было в центре Лос-Анджелеса десять лет тому назад; или это акты насилия против мигрантов, как это было в Германии; или акции на фоне религиозной нетерпимости, как марши оранжистов в Белфасте.

Однако массовые беспорядки и уличное насилие чаще всего становятся поводом для консолидации гражданского общества и для улучшения инструментов государственного управления: от школы до полиции. Никто из политиков и представителей гражданского общества не устраивает "похороны государства" или проекта гражданского нациестроительства, если таковой имеется в той или иной стране. Напротив, граждане осуждают неправовые действия и насилие под экстремистскими лозунгами. Во всяком случае, ультра-националисты, неонацисты и расисты, а также их идеологические гуру и политические подстрекатели почти всегда получают отпор. После таких неприятных для страны эксцессов механизмы идеологической обработки и флэш-мобная техника организации незаконных массовых акций становится более очевидными, и это также становится важным уроком для общества.

Декабрьские события в Москве - это продолжение "русских маршей", но только в более массовой форме и у самых стен Кремля. Все ненавистники современной России, жаждущие по своей глупости ее разрушения через неосуществимые проекты этнически чистой страны, начиная с ее столицы, в дни событий засветились со своими комментами на РЕН-ТВ и на других телеканалах. Если с самыми буйными не начнется наобходимая профилактическая работа, все может повториться. Так что и для нас это должно быть серьезным уроком.

Одной из реакций властей стали высказывания по поводу вакуума идей и управленческой структуры в сфере межэтнических отношений. Конечно, концепция государственной национальной политики 1996 года заметно устарела, появились новые проблемы, которые в ней не учтены: воздействие массовой миграции, терроризм, такие новые факторы, как политизация религиозных отношений. Все это следует учитывать при разработке новой концепции или ее новой редакции. Я не согласен с оценкой, что министерство, которые у нас существовало ранее, ничего не сделало и никакого толка от него не было - свою роль Миннац сыграл. Но оно было громоздкое, бюрократичное и явно переросло себя, когда вобрало федеративные отношения, местное самоуправление, миграцию и народы Севера. Несомненно, сейчас нет нужды в таком громоздком министерстве, но я считаю, что в составе федерального правительства должна быть какая-то фигура, которая обозначала бы эту сферу государственного управления - межнациональных и межконфессиональных отношений, проблему меньшинств, проблему сохранения культурного разнообразия нашей страны, включая, как самый большой, русский народ, так и малые народы. Абсолютно согласен с предложениями Президента, которые были озвучены на Госсовете и на встрече с руководством Федерального Собрания, чтобы этой темой занимались регионы и местное управление. Однако это не отрицает необходимость свежих идей и внятной политики со стороны федеральной власти. Идеи утверждения общероссийского патриотизма и многоэтничной гражданской нации вполне адекватные, и они - единственно возможные магистральные политические стратегии для России. Но то, что 90% этих проблем могут и должны решаться на уровне регионов и мест, это безусловно так. Этот уровень власти более чувствителен к проблемам, связанным с миграцией, этническим составом населения и религиозной ситуацией. В случае напряженности и кризиса региональные и местные власти должны обладать алгоритмом действий, включая быструю реакцию правоохранительных органов, местных общественных лидеров и духовных лиц.

На вышеупомянутых встречах была поднята также проблема, связанная с поддержкой русской культуры в широком смысле слова, а не только этнической культуры русского населения, поскольку трудно разделить писателей, которые пишут на русском языке: русский ли он, еврей или якут. Я добавил бы к этой позиции, что нужно посмотреть и оказать особую поддержку регионам преимущественного проживания русского населения, нашей российской глубинки - Ивановской, Вологодской и многих других центральных областей, других регионов страны. Реальный уровень жизни, а не по статистике - размеры домов, расходы на одежду, число обучающихся в вузах, сколько тратят на свадьбы и на всякие другие престижные мероприятия наши граждане - там значительно ниже, чем, например, в республиках Северного Кавказа. Хотя по статистике Росстата самый бедный регион у нас - Дагестан. Почему так происходит? Потому что не учитываются те доходы, которые жители Дагестана имеют от ненаблюдаемой экономики (я не буду называть ее криминальной). Если мы снова обратимся к статистике, то увидим, что продолжительность жизни, состояние здоровья, количество машин, размер квартир - эти показатели во многих регионах выше, чем в российской глубинке. Мы едем по Башкирии или Татарстану и видим хорошие, ухоженные села, достаточно богатые хозяйства и предприятия, дороги, а потом мы оказываемся в соседних областях, а там совсем другая ситуация, и с этим нужно реально что-то делать. Поэтому я считаю, что регионы с преимущественно русским населением требуют особого внимания. Нельзя раздавать подачки в обмен на лояльность некоторых регионов, прежде всего республик. Вы нам трансферы на 80% бюджета, а мы вам полную поддержку России. Эта практика, конечно, вызывает недовольство людей, и ее необходимо менять. Но само государственное устройство страны, включая республики, должно оставаться.

Наконец, последнее, о чем говорил Президент, все это ни в коем случае не означает, что мы столкнулись с какой-то силой, которая действительно решает судьбу нашей страны и является решающей для политиков, включая и предстоящие выборы. Называть "новой силой" людей, которые в масках громили и избивали людей, неправильно. Жесткое высказывание Дмитрия Медведева мне ближе в том смысле, где говорится о неонацизме, об ультранационалистических проявлениях - внятно и очень эффективно. Не только правоохранительным органам, которые, может быть, в целом и справились с ситуацией, но продемонстрировали растерянность перед молодыми людьми в масках. Речь идет о реакции гражданского общества, политических партий, средств массовой информации. В конце концов, во многих странах люди выходят на демонстрации (сотни тысяч людей!), чтобы заявить свой протест против террористических актов, как это было в Испании. Гражданское общество не должно безмолвствовать.

У нас есть за что любить свою страну и свою родину, как малую, так и большую. Во всяком случае, так должно быть. Ты можешь любить свой Дагестан, свою Казань или Санкт-Петербург, но одновременно это означает, что ты не просто лояльный гражданин, но и ответственный за мир в Российской Федерации. Вот эти простые вещи должны разъясняться. У нас сохранились от советского времени такие клише, как дружба народов. Надо вести речь о дружном народе, ибо без идеи дружного народа, без идеи единства, которое заключено в нашем многообразии, не обойтись. 

Источник: Официальный сайт Мирового политического форума

Загружается, подождите...
0