Rambler's Top100 Service

Демократия длинных ножей

Надежда Орлова
руководитель исполкома Псковского регионального отделения партии "Единая Россия" (Псков)
20 января 2011

Классе в девятом я решила красить челку в зеленый цвет, носить кольцо в нижней губе, играть на гитаре и петь матерные песни - чтобы "стать крутой". Зеленого лака для волос и клипсу для как бы пирсинга еще не продавали, перспектива же лить на голову зеленку и прокалывать губу кольцом от крепления для шторы все-таки не впечатлила. Осталась гитара. Теперь матерные песни входят в мой авторский репертуар, что сильно улыбает друзей и знакомых.

Сегодня зеленая челка никого не впечатлит: "поколение Эрнста", выросшее на фоне зазеркальных строительных шоу, знает, что главное в человеке скандальность. Она гарантирует место в парламенте, партнера в "Танцах на льду" и Ксюшу Собчак за соседнем столиком.

Еще можно объявить себя националистом. Бороться за русских, для русских или с нерусскими становится таким же must have, как неразборчивые тви-контакты с айпада. Пришел на Манежку - почувствовал себя человеком, вне зависимости от социального статуса и карьерных провалов. Нахамил дворнику - проявил солидарность с товарищами по борьбе.

Идеология ненависти не требует душевных сил, тем более, что бытовая жизнь постоянно подкидывает аргументацию в пользу "России для русских". Я ненавижу, значит, я патриот. Я ненавижу, значит, я живой. Я ненавижу, значит, моя жизнь осмысленна, как осмыслен мой выбор идеологии. И вот это последнее обстоятельство заставляет сильно шевелиться политическую элиту: осмысленный выбор - слишком большая роскошь, тем более в грядущую эпоху перемен. Цветы у могилы Егора Свиридова тому подтверждение.

Кроме новой веры, националисты готовы предложить рецепты справедливой жизни: в системе координат четко прописано, что такое хорошо и что такое плохо и как первое отделить от второго. У националистов есть свой неназначенный сонм богов, героев и врагов. И как у настоящих революционеров, их университетами являются милицейские бобики, следственные изоляторы и тюрьма.

Я не хочу, чтобы в нашей стране националисты стали новыми героями, новыми политиками и новой властью. Я этого боюсь. Как и слов о "необходимости справедливой политической конкуренции" и "многопартийности". Потому что хороший вопрос, может ли в принципе политическая конкуренция быть справедливой, а многопартийность - не являться данью торжеству демократии?

Был как-то в НСДАП гениальный оратор, увидевший в ницшеанском сверхчеловеке будущее немецкой нации, - и партия выиграла выборы. В честной политической борьбе при наличии других партий. Только вот справедлива ли была та политическая конкуренция для жителей блокадного Ленинграда?

Загружается, подождите...
0