Rambler's Top100 Service

Ближний Восток: эпоха слабых менеджеров

политолог, заместитель руководителя филиала РИА Новости в Азербайджанской Республике
2 февраля 2011

Вот уже несколько недель события на Ближнем Востоке будоражат пытливые умы политиков, аналитиков, обозревателей, просто широкого круга интересующихся лиц во многих странах мира. Выводы, а их много, порой, даже слишком, сводятся, по сути, к нескольким банальным вещам, а именно: роль социальных сетей в происходящем исключительно велика, в современном информационном обществе любой диктаторский режим обречен, на смену оной политической элите в регионе приходит другая.

Вот на этом последнем тезисе, хотелось бы остановиться поподробнее.

Если всмотреться в происходящее не сквозь призму событий последних недель, но сквозь призму последних лет, или, может быть, даже десятилетия, то наверняка без особых усилий можно обнаружить, что все изменения в регионе сводятся лишь к тому, что на место некогда одиозных, но в то же время сильных политических фигур, на которых опиралась система власти в тех или иных странах региона, приходят фигуры масштабом помельче, которых-то и лидерами в том смысле, который в это слово принято вкладывать в мусульманских странах, назвать сложно. В принципе это и не лидеры вовсе, а чиновники высшего ранга, говоря языком бизнеса - менеджеры, с совсем другим кругом обязанностей и задачами.

Судите сами. В Палестине - ушел Арафат, с авторитетом которого трудно было спорить даже популярной ХАМАС, пришел Аббас, которого и на Западном Берегу не особенно-то жалуют, не говоря уже о Газе, где главу палестинской автономии вообще не признают. В Ираке ушел Садам, точнее говоря "ушли" - пришел Талабани. Сказать, что на место диктатора пришел демократ, в принципе, можно. Но вряд ли в это кто поверит. Да и в вопросе эффективности управления страной критики существующего режима выше крыши. Афганистан. После бегства одиозного Мухаммеда Омара - главы талибского правительства, кстати, одного из самых эффективных, в смысле управления, за всю новейшую историю страны, пришел Карзай. Ну, здесь вообще разговор особый.

Вспоминаю случай, когда на одной из конференций с участием представителей не только политических кругов, но и бизнеса Карзай рассказывал о своем опыте управления фирмой по поставкам оливкового масла и гостиничным делом, и как потом этот опыт пригодился ему при управлении государством. Чем не пример, иллюстрирующий смену вех и подходов к практике управления в пост-диктаторских странах Востока. Все бы хорошо, только страна, да еще такая сложная как Афганистан, не фирма, и даже не гостиница. Здесь нужны другие подходы.

Сегодня мы являемся очевидцами смен политических режимов в Туниса и Египте, события могут перекинуться и на другие страны региона. В зоне риска Йемен, Иордания, Алжир. Но важнейшей особенностью политических процессов, происходящих в этих странах, является не то, что они были спровоцированы Facebook или Twitter , но то, что интересы борющейся оппозиции не представляет одна более или менее существенная политическая сила, возглавляемая общепризнанным в той или иной стране лидером. Причем, если в случае с Палестиной, Ираком и Афганистаном, в смысле лидера, было все как-то более или менее понятно, то на смену режиму в Тунисе, Египте, Йемене придут вообще неизвестно кто. Здесь нет явных лидеров. Ни аль Барадеи, ни вернувшийся в Тунис из длительного политического изгнания лидер движения 'Эннахда' Рашид Ганнуши не обладают достаточным политическим весом и авторитетом в своих странах и могут, в лучшем случае, лишь стать техническими главами временных правительств. Т.е. выполнять роль высших менеджеров. Не больше.

В то же время, практика показывает, что традиционные мусульманские общества без сильных лидеров представляют собой очаги постоянной напряженности. Это факт, не требующий дополнительных объяснений.

Критики нынешних многолетних автократических режимов справедливо утверждают, что в них не было демократии, что дальнейший рост противоречий внутри этих обществ рано или поздно повлек бы за собой сильный социальный взрыв, очевидцами которого мы стали в Тунисе и Египте. Но возможно они объяснят, в чем преимущества новой демократии по-иракски, когда, например 9 месяцев в стране не было дееспособного правительства, и в чем особенности системы сдержек и противовесов по-афгански, когда избранный в сентябре парламент уже почти полгода никак не приступит к работе.

Что же касается улучшения качества жизни простого населения и искоренения общественных язв, то тут совсем все плохо. Уровень коррупции в Ираке после Саддама вообще зашкаливает. Страна занимает в списке самых коррумпированных стран мира одно из лидирующих мест. А про производство наркотиков в Афганистане и говорить не приходится. В постталибовскую эпоху Афганистан превратился в крупнейшего монополиста в производстве опиатов на нашей планете.

Вот и получается, что смена политических режимов на Ближнем Востоке на практике приводит к появлению все новых кризисных точек, причем в столь взрывоопасном регионе.

До сих пор образцом демократии в этом регионе оставался Ливан. Но и здесь давно уже не все ладно. Фрагментация ливанского общества, усиление внешнего влияния чревато новой пятнадцатилетней войной. Эта страна сегодня как никогда остро нуждается в личностях масштаба покойного Рафика Харири. Но откуда его взять? Его сын Саад Харири не справился с ролью лидера нации, а на заднем плане давно уже маячит фигура лидера Хезболлы шейха Насруллы. Как впрочем, и за спиной Махмуда Абасса стоит глава Политбюро движения 'Хамас' Халед Машааль, а тень лидера "Братьев мусульман Египта" Махди Акефа невооруженным глазом просматривается в толпе египетских демонстрантов.

Все они готовы выйти на первые ряды политической жизни своих стран именно через практику демократических выборов. Такую, которая действует, например, в Ливане, и которую впоследствии планируется распространить на весь Ближний Восток.

В принципе, то, что сегодня происходит на Ближнем Востоке, можно в определенном смысле назвать процессом его ливанизации. Но Ливан страна хоть и важная, но маленькая. А что если Ливаном станет Египет?

Сегодня на основе свободного волеизъявления реализуется план расчленения Судана, наблюдатели не исключают, что развитие событий в Йемене по тунисско-египетскому сценарию приведет к распаду Йемена на северную и южную части, как это было до 1990 года. Угроза распада висит и над Ливаном. А разве иракское государство не держится на честном слове американского госдепартамента не инициировать появления нового Косова в курдской автономии и опасениях соседей Ирака, да и самих курдов непредвиденными осложнениями.

Вот и получается, что за что боролись, на то и напоролись.

Конечно, сказанное отнюдь не означает, что авторитарные режимы Ближнего Востока не имеют альтернативы. Да и изменения, которые происходят в этом стратегическом регионе планеты, являются велением самого времени. Чему быть, того не миновать.

Вот и получается что наступление эпохи слабого менеджмента для Ближнего Востока неизбежно. Такие времена!

Загружается, подождите...
0