Rambler's Top100 Service

Экзамен для российской внешней политики

заместитель директора Дирекции радиовещания ВГТРК
7 февраля 2011

Именно так нужно расценивать события, сотрясающие Северную Африку и Ближний Восток в последние недели. Разговоры об усреднено-западной 'свободе', которую должны избрать народы, плохо представляющие себе, что это такое (вариант - о 'фундаментальном' исламе, также весьма вольно толкуемом) - не более, чем повод для прикрытия собственных интересов ведущих мировых политических сил. Именно поэтому вегетарианская позиция России в этом вопросе, ограничивающаяся безопасностью наших граждан (вещь, впрочем, очень важная), да трепом политэкспертов (вещь важная несколько менее, будем скромнее) представляется опасной для перспектив внешней политики.

Россия (СССР) на протяжении большей части ХХ века пользовалась серьезным авторитетом в арабском мире. В последнее время он ослаб - но не окончательно утрачен. Потерять его полностью - 'это хуже, чем преступление - это ошибка' (копирайт Бисмарка, кажется). Странные публичные заявления Е.М.Примакова об отсутствии в Египте активных продвигаемых интересов 'Братьев-мусульман' на том основании, что их флагов нет на улицах, уже опровергнуто на сегодняшний день. Между тем именно Примаков, как крупнейший специалист по данному региону, по идее должен был уже давно бросить все свои торгово-промышленные и иные палаты и вплотную заниматься отстаиванием российских интересов - в первую очередь перспективных - в зоне конфликта. Но, кажется, не сложилось.

Между тем, совершенно очевидно, что одновременные всплески протеста в нескольких странах, сопровождающиеся насилием, были режиссированы и имеют множество признаков 'бархатных революций'. Активное использование при этом новых коммуникативных систем вроде Интернета (аргумент сторонников теории 'спонтанного бунта') только подтверждают, что из йеменских, египетских и прочих погромщиков прет почерк авторов украинских, молдавских, киргизских, узбекских свергателей режимов.

Впрочем, как показывает опыт Узбекистана и Киргизии - то, что срабатывает безукоризненно под песни восточных славян, не всегда дает предсказуемый результат в Азии. Победа прозападных сил, готовых хоть тушкой, хоть чучелом шлепать в Европу или куда угодно, лишь бы не с Россией, тут крайне затруднена: Европа ассоциируется у существенной части местного населения с лишними деньгами, а не с работой, с гуманитарной помощью и возможностью пограбить всласть. Ограбленная же часть вскоре пытается забрать свое назад - да еще и с лихвой. Дерево сценариев, таким образом, пополняется, как минимум тремя крупными ветвями. Во-первых, власть может, как в Узбекистане, задушить мятеж в зародыше - со всеми вытекающими последствиями. Во-вторых, революция может стать перманентной - как в Киргизии, и даже перерасти в абсолютный хаос - как в Судане. В- третьих, лидерство может перейти к 'третьей силе' - как правило, исламским фундаменталистам разных мастей.

США в таком раскладе не устраивает полностью только первый вариант - он укрепляет относительную независимость этих стран (пусть и тяготеющих к США), а главное - укрепляет примат международного законодательства и мандатов ООН над 'правом М-16', уже продемонстрированном и в Ираке, и в Афганистане. На этих двух примерах можно легко представить, что хаос после революций также относительно устраивает Америку - по крайней мере, в среднесрочной перспективе (столетиями нынешние политические элиты не мыслят вовсе). Если в охваченных гражданской войной странах есть полезные ископаемые (пример: иракская нефть), то они идут в нужном направлении и под соответствующей охраной. Ежели в стране вовсе ничего нет, кроме наркотиков (Афганистан, как легко догадаться), - это повод держать там воинские контингенты, которые легко могут стать базами для развертывания сил, направленных уже и за пределы зоны конфликта. (Да и наркотики - дело, как известно, не последнее. Но это - отдельная тема.)

В любом случае, как мы видим, регулятором - пусть и слабым, зато единственным - становятся США. Все остальное - разговоры для бедных про народ, восставший против Мубарака, достойные разве Хиллари Клинтон да Бориса Немцова. Последний, правда, не преминул заявить нечто вроде того, что по сравнению с Путиным Мубарак - честный человек. Но это издержки профессии уличного в разных смыслах политика - надо отрабатывать трудный хлеб оппозиционера. 'Заставь известно кого Богу молиться - он и лоб разобьет.' Да и Бог с ним - может, это от радости, что интервью взяли:

Итак, мы оказываемся на очень важной внешнеполитической развилке. Угроза очевидна - получить в перспективе еще один натовский (читай - американский) 'позиционный район'.

Что же делать? Прежде всего, необходимо как минимум попасть в число стран - посредников в конфликтах. Если гг. Лавров, Примаков и другие специалисты несколько отмобилизуются - есть шанс начать отстаивать ООНовские принципы разрешения конфликтов - еще до того, как освободившиеся народы выберут путь терроризма или просто ничего не выберут по причине неумения. Есть шанс на введение в зоны конфликта международных контингентов - если это потребуется (и не НАТОвских, разумеется). Используя старые связи, используя то, что большинство военной верхушки обучалось еще в СССР, мы можем добиться неплохих результатов в этой игре.

С другой стороны, нам нужен в этом регионе исключительно мир, что выгодно отличает нас от других 'миротворцев'. Только мир обеспечит нам в будущем - устойчивые экономические выгоды в виде контрактов на строительство объектов и рынки сбыта. Но стремление к миру является также и мощным имиджевым фактором для России.

Если мы хотим уважения - пора действовать, а не проявлять политкорректность. 'Если Вы не интересуетесь политикой - политика заинтересуется Вами'. Не помню, кто это сказал - но точно про наш МИД.

Загружается, подождите...
0