Rambler's Top100 Service

Вызовы дестабилизации

1 марта 2011

Расстрел туристов в Эльбрусском районе относительно спокойной Кабардино-Балкарии, безусловно, является трагедией, и он логично вызвал шок. Но мне бы не хотелось рассматривать данное явление в отрыве от намечающейся тенденции. А состоит она в нарастании нестабильности, разномастные ЧП и потрясения становятся регулярной обыденностью. Они прочно занимают свое место вокруг нас, делаются непременным атрибутом каждого нового сезона. Столь частые драматические происшествия меняют общественное мнение, влияют на рейтинги власти, требуют прагматичных выводов.

 

Чтобы увидеть упомянутый тренд, достаточно окинуть взглядом хронологию 2010 года. Какая жуткая и пестрая цепочка, состоящая из массовых акций протеста, терактов, пожаров, Кущевки, Манежной площади. Наступил новый год, и все продолжается. Опять жестокий расстрел целой семьи, но уже в Ставрополе. Снова взрыв смертника - только вместо центральных станций московского метро эпицентром стал самый крупный российский аэропорт Домодедово.

Можно, конечно, говорить, будто каждый случай имеет свои индивидуальные причины. Ну, люди изнывают от незаконного вздутия тарифов ЖКХ, порожденного воровством управляющих компаний, и потому перекрывают улицы. Пояса шахидов в метро и аэропортах взрывают бойцы абстрактного 'международного терроризма', ежегодно закидываемые бандитскими группировками полыхающего Северного Кавказа. Пожары - аномальная жара и недостаточное оснащение служб тушения. Кущевка, Ставрополь - криминальные разборки традиционно неспокойного юга, 'передел сфер влияния'. Манежка - всплеск крайних форм национализма, граничащего с нацизмом, под воздействием провокаторов на фоне возмутительного убийства футбольного фаната Егора Свиридова. Однако, проявляется парадокс - при 'индивидуальном анализе' тот либо иной пример кажется уникальным, самобытным, а вот их совокупность создает ощущение преумножающегося 'кризиса управления'. Причем, такое чувство созревает и в Кремле, и в социуме.

Сам факт наличия частых терактов, постоянных чрезвычайных ситуаций воспринимается населением, как слабость власти. Формирует в умах граждан убеждение о неспособности руководства выполнять первоочередные функции, предусматривающие обеспечение порядка и национальной безопасности. Ведь легитимация какого-то политического режима с помощью публичного, грамотно поданного в пиаровском ракурсе проявления силы - хрестоматийное понятие политологии. Фиксирующиеся, запоминающиеся свидетельства слабости приводят к падению рейтингов. Мы наблюдали похожие примеры и в прошлом - начиная от 'Норд-Оста', Беслана, заканчивая летними пожарами.

С другой стороны любая кризисная ситуация создает коридор возможностей. Власть обязана на подобные эпизоды реагировать - другого пути нет. От политического класса требуется видеть возникшие ожидания населения, стараться удовлетворить потребности народа. Теракты-манежки-кущевки увеличивают общественный спрос на порядок и стабильность. Что, в свою очередь, корректирует векторы переформатирования российской политической системы последних лет. Надо четко понимать, какие задачи мы решаем теми или иными действиями.

В 2000 году народ избрал главой государства Путина, и рейтинг его впоследствии доходил до 80% по причине тяги к стабильности 'измученных 90-ми'. Именно стабилизацией занимался Владимир Владимирович. Территориальной стабилизацией, через замену дикого центробежного федерализма унитарными механизмами сдерживания. Экономической стабилизацией, через создание резервных фондов из нефтедолларов. Социальной стабилизацией, через своевременные выплаты пенсий, зарплат. Политической стабилизацией, через равноудаление олигархов и систему с доминантной партией. Геополитической стабилизацией положения РФ в качестве регионального лидера, через противодействие 'цветным революциям' и расширению НАТО на Восток. Понятно было, какая задача решалась и имелась возможность измерить степень реализации данной программы. Однако, после достижения стабильности ее ценность утратила былое значение в таблице приоритетов.

Потому что стабилизация - выживание, спасение от наиболее деструктивных альтернатив, дальше логично должно идти какое-то движение. Весь вопрос - куда? Если идеология отсутствует, то наступает идейный кризис - общество не понимает, в каком направлении движется страна, и где ему предстоит жить 'лет через 10'. Вот американец понимает: предназначение США - мировое господство, нести прогресс и демократию миру, мы - мессия. Он в это верит. У него есть ответы на ключевые вопросы. А 'гражданин РФ' внятных ответов лишен. Если государство теряет монополию на озвучивание основных ответов, связанных с ключевыми сторонами бытия людей, то подобную функцию начинают выполнять иные силы. Растет доверие к оппозиции, в том числе несистемной, ко всяким 'магам-чародеям', 'лжепророкам'. Поэтому говорить людям о будущем на понятном им языке - первоочередная функция правящих элит. Это - первая проблема.

Текущие ответы на вопросы о будущем уязвимы. Как уже говорилось выше, осознание ценности стабильности стало утрачиваться. Демократизация породила брожение умов. Захотелось перемен, актуализирующих бессознательную творческую активность условного 'музыканта Юры'. В итоге, в период президентства Дмитрия Медведева был сформулирован тезис о модернизации. Впрочем, подчас модернизационные вихри напоминают хаотичное движение с разрешением всего без четких рамок и границ. И еще, если задача стабилизации была ясна, то не менее четко поставленные задачи должны сопутствовать модернизации. Ее часто сравнивают с Перестройкой. Аналогия неприятная, поскольку неуемные реформы Горбачева привели к развалу государства. Тем не менее, Перестройка в идеале должна была решить конкретные задачи: кадрового обновления престарелых элит и замены плановой экономики элементами рынка. А в чем призвание модернизации применительно к мировосприятию обычных людей, далеких от сложных политологических конструкций? Тезисы о нанотехнологиях и Сколково простому человеку непонятны - это разговоры элит. Так выглядит вторая проблема.

Определен ли у нас четко субъект модернизации? Если субъект - сильное государство, то будет один сценарий. Если, допустим, бизнес - то другой. Множественность субъектов в этом деле невозможна, ибо все обладают своими интересами. Бизнес же не имеет задачи думать об обществе, ему надо деньги зарабатывать, поэтому государство должно играть направляющую роль на взаимовыгодных принципах. В политической зоне - схожая картина. Куда идет политическая модернизация? Мы хотим, чтобы в Госдуме сидело еще больше партий? Что от этого изменится? Допустим, Китай начал модернизировать экономику в условиях однопартйиности - сохранил территориальное единство, добился за последние годы колоссальных успехов, пятикратно увеличив производство, вышел на первое место в мире по инвестициям. Американцы или британцы, осознанно, прагматично выбрали себе двухпартийность - предпосылки к крайнему плюрализму ликвидированы. Выбор непредсказуем, да только от его итогов мало чего зависит. В Конгрессе сидят демократы и республиканцы, не имеющие существенных идеологических расхождений, работающие в одной системе ценностей, спорящие лишь о путях укрепления мирового господства США, причем первых лиц государства избирают выборщики - и возникает устойчивая модель, дополняемая преимуществами президентской республики. Демократичность обеспечивается лояльностью элиты национальным интересам державы.

В России, на протяжении последних лет тоже сложилась более-менее устойчивая система с доминантной партией, позволяющая осуществлять продуманный политический курс. И если вдруг мы как-то меняем конфигурацию, то нужно понимать, зачем? Это - третья проблема.

Полагаю, крайне актуальная ныне тема заключается в необходимости достижения нескольких целей, вытекающих из обозначенных проблем. Первое - сопоставление модернизационного дискурса с запросом на порядок, чтобы все проходило без ослабления государства, остающегося главным модернизационным субъектом.

Второе - перевод слова 'модернизация' на человеческий язык, позволяющий максимально заполнить образовавшийся идеологический вакуум в головах населения и дать ответы на вопросы о том, куда мы все идем, чего от этого получит 'простой человек'.

Третье - переосмысление политической стороны модернизации путем осуществления дискуссии о пределах демократизации для России. Под 'пределами демократизации' я понимаю красную черту, переступив которую РФ окажется в состоянии анархического крушения, правящие элиты потеряют контроль над запущенными ими процессами. А многочисленные противоречия, ранее жившие в 'замороженной форме', вылезут наружу. Заметим, чудовищных 'внутренних диссонансов' нам хватает - и запредельный отрыв уровня жизни Москвы от остальной страны, и ненависть большинства граждан к пирующим в условиях гламурного капитализма 5% сверхбогатых, и до сих пор живущие в отдельных региональных правителях 'сепаратистские амбиции'.

Экспертному сообществу необходимо осмыслить демократизацию и подумать, какой ее вид либо формат будет оптимален с учетом специфики России. Поскольку внезапная, спонтанная, бесконтрольная демократизация приводит к ужасу. Моделей ограниченной демократизации полно. Эффективных, сохраняющих силу власти, территориальную целостность, но при этом содержащих клапаны выпуска общественного недовольства и элементарную сменяемость первых лиц, пусть даже выходящих из одной элитарной среды 'политического истеблишмента', как в США. Если кто утратил страх перед 'пейзажами дестабилизации', то посмотрите на последний расцвет демократии в Тунисе, Египте или Киргизии. Демократия прямая, уличная. Воля толпы режет узбеков в селениях киргизского юга, освобождает тунисских зэков из тюрем, грабит и громит Каирский музей, рукоплещет 'Братьям-мусульманам', обещающим 'справедливость в согласии с Кораном'. Реализуется сценарий, когда вообще непонятно, что будет с государством спустя неделю-другую, и любой апокалиптический прогноз кажется более чем вероятным.

Только решение подобных задач позволит нам сделать правильные выводы из терактов-манежек-кущевок. Самое главное - сделать их накануне важного избирательного цикла 2011 и 2012 годов. Тогда возможности, порожденные кризисными проявлениями, удастся использовать во благо страны.

Загружается, подождите...
0