Rambler's Top100 Service

Коррекция аппарата

редактор ИА "СарИнформ"
6 Апрель 2011

"Магнитогорские тезисы" Дмитрия Медведева можно рассматривать с разных ракурсов. С точки зрения "проблемы-2012" они интересны по двум причинам. Первая - Президент формирует цели и задачи, явно отодвигая их по времени за дату выборов. Сроки организационных мероприятий при этом крайне сжаты - от одной-двух недель до 3-4 месяцев, а эффект даже специалисты заметят минимум через 2-3 года. Вторая причина в том, что Дмитрий Медведев, фактически, перераспределяет полномочия внутри кабинета министров, одновременно увеличивая нагрузку на Правительство. Это касается, в первую очередь, регуляторно-распорядительских функций кабинета министров.

Упомянутыми моментами предвыборный бэкграунд президентского выступления и исчерпывается. Да, оно носит ясно выраженный программный характер. Но это - в чистом виде программа коррекции деловой репутации государственного аппарата. Именно аппарата, а не государства, не страны и не бизнес-сообщества. При этом целевая аудитория большинства месседжей Президента - в первую очередь представители российского чиновничества. Бизнес не надо убеждать и агитировать, его бесполезно и неэффективно принуждать к сотрудничеству. Инвестору, безусловно, важны комфортные условия ведения бизнеса, преференции, льготы и доступ к дешевым ресурсам - от природных до человеческих. Но в современной России бизнесмена, входящего в новый проект "на чужом поле" - отраслевом или территориальном, в первую очередь интересуют четкие, понятные и хотя бы относительно стабильные правила игры. Когда трактовки этих правил даже в соседних кабинетах диаметрально противоположны, впору говорить не об инвестиционном климате, а об удачной погоде для спекуляций.

На самом деле Медведев в своем выступлении обозначил не 10 позиций, а гораздо больше. Сказаны при этом абсолютно правильные вещи, но часть из них уже урегулированы законодательно, и дело только в исполнительской дисциплине. Очевидно, с этим и связаны тезисы о необходимости перераспределить полномочия между министерствами и ведомствами. Это касается закрепления за Генпрокуратурой обязанности (а не права) вести антикоррупционные проверки по материалам СМИ, блогов, других средств массовой коммуникации и публично озвучивать итоги. С другой стороны, такая практика может вызвать вал конкурентных войн при помощи писем, заказных публикаций в СМИ и блогах, на каждое из которых контролирующие и правоохранительные органы будут обязаны реагировать. Создастся такой объем обращений и заявлений, справиться с которым будет невозможно чисто физически, причем большинство таких "сигналов" окажутся высосанными из пальца.

Другие тезисы президента затрагивают моменты, которые не регулируются в принципе. Скажем, третий пункт: "невозможность стабильного ведения бизнеса из-за непредсказуемости принимаемых решений и действий отдельных государственных ведомств". Проблема действительно в постоянно меняющихся "правилах игры", которые нестабильны как на уровне законодательства - из-за непрекращающихся реформ, так и искусственно размываются чиновниками в личных интересах. В этой ситуации, возможно, помогли бы антикоррупционные экспертизы не только вновь принимаемых законов, подзаконных и нормативных актов, но и целевая ревизия действующего законодательства именно на предмет двусмысленных формулировок, оставляющих функционерам и правоприменителям слишком широкий коридор для "творчества".

Отдельно есть смысл остановиться на практике участия чиновников в советах директоров предприятий с государственной долей. Формально они там представляют интересы государства как собственника. И совсем отказываться от этой практики нельзя. Вместо этого, возможно, есть смысл делегировать часть этих полномочий чиновникам Росимущества, а не руководству профильных министерств и ведомств. Чтобы убрать соблазн для независимых менеджеров в этой ситуации начать играть на свои личные интересы, а не на эффективное управление активами государства.

Снижать расходы при госзакупках, безусловно, надо. Но давать контрольные цифры этого снижения, как сделал президент, - очень смелый шаг. Это может быть воспринято извне как попытка административными методами снизить "откатные" ставки, а не как борьба с откатной коррупцией в принципе. Числовые показатели повышения эффективности госзакупок и закупок, совершаемых естественными монополиями, нужны, но представляется, что они должны коррелировать со средними ценами, сложившимися на время торгов в конкурентном рынке, а не с показателями субъектов закупок за аналогичный период прошлого временного отрезка.

Выше говорилось: тезисы Президента адресованы в первую очередь представителям чиновничьего аппарата. Но все же это - не единственная целевая аудитория. Не менее важный посыл направлен в адрес бизнес-сообщества. Принципиальный момент: речь не идет об иностранных инвестициях. Какие-то моменты, касающиеся внешних инвесторов, начинают просматриваться лишь в седьмом пункте выступления Дмитрия Медведева. Там, где речь идет о фонде прямых инвестиций. Остальные посылы, включая актуальные с недавних пор "труды и дни" миноритарного акционера, адресованы, в первую очередь, российской аудитории, гораздо более чуткой к "сигналам", чем умудренные опытом иностранные инвесторы. Слова "утечка капитала" на этот раз не произносились, но подтекст читается достаточно явно.

Загружается, подождите...
0

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!