Rambler's Top100 Service

Культ без личности

редактор ИА "СарИнформ"
15 Апрель 2011

Предложения рабочей группы при Совете по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте России неожиданно стали одной из самых обсуждаемых инициатив последнего времени. Удивительно, но реакция представителей общественности на программу "Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении" оказалась по преимуществу негативной, причем изобиловала не доказательствами и аргументами, а эмоциональными оценками. Самые разные политические активисты в один голос начали уверять, что эта программа может нанести серьезный ущерб интересам России, ее имиджу, а разработчиков попытались обвинить в том, что программа едва ли не нарушит общественное согласие в России.

Тут же в широкий обиход был выпущен термин "десталинизация". Вот на нем, пожалуй, есть смысл остановиться более подробно. Почему произошла эта подмена? Почему функционирование политической машины первой половины XX века в устах комментаторов отождествляется с одним единственным человеком, а не с целой системой? Почему из обсуждения произвольно изымается "коллективное бессознательное" - огромный репрессивный аппарат СССР тех времен, а все его злодеяния перекладываются на плечи одной исторической фигуры?

Вопросы, естественно, носят риторический характер. Нынешние критики программы, похоже, стали заложниками пресловутого культа личности, с которым боролось несколько поколений лидеров нашего государства, начиная с Хрущева. И под магнетическим воздействием этой личности попытались снять ответственность с системы, с десятков тысяч исполнителей, закрывавших глаза на общепринятые морально-этические нормы, на гуманистические ценности, в конце концов, на огромные издержки, ценой которых Сталин "принял страну с сохой, а оставил с атомной бомбой". Беспрецедентные человеческие жертвы - и в войне, и в лагерях, - непомерные даже для самых амбициозных задач экономические, экологические, финансовые затраты, массовые репрессии по социальному и национальному признаку; до сих пор сохранившийся образ России как "империи зла". Это факты, признанные сейчас во всем мире, в том числе и в России, неоднократно подтвержденные официально. А вот оценки разного рода комментаторов инициативы рабочей группы при Совете по развитию гражданского общества и правам человека бездоказательны, носят исключительно прогнозный характер, и потому недоказуемы.

Чем же так пугает противников новой общественной инициативы пресловутая "десталинизация"? Понятны эмоции функционеров от КПРФ и прочих левых партий и движений. Для них сталинские времена - это, как правило, икона, легенда, которую считается хорошим тоном превозносить, соответственно не замечая многочисленных издержек той эпохи. Но и некоторые идеологические противники социалистов и коммунистов из "правого" лагеря на этот раз оказываются солидарны с "левыми". Здесь уже причины фобий надо искать в недавней истории России, отношение к которой имеют многие из сторонников консервативного пути развития нашей страны.

Увы, но порой кажется: противники инициативы Совета при Президенте сами попали под влияние сильной личности и по тем или иным причинам стали сторонниками "твердой руки". Вспомните дебаты пятилетней давности о "третьем сроке", о продлении полномочий Президента, о том, что нам нужна стабильность, обеспечить которую можно только сохранив и сосредоточив власть в руках одного человека. Да, собственно, и дебатов никаких тогда не было - был шквал голосов "за". Вспомните зазвучавшие в то же время предложения о переименовании улиц, горных вершин, других топонимических нововведениях. Ничего не напоминает? Почему некоторым представителям нынешней бюрократии, политикам второго эшелона опять потребовался "главный"? Откуда в свободной стране внезапно взялся этот неумеренный патернализм, а если называть вещи своими именами, то и неприкрытое желание переложить ответственность за все негативное на одного лидера, но при этом ему же приписать достижения?

Сейчас репрессии первой половины XX века почему-то пытаются приписать одному человеку. Как будут трактовать историю России на рубеже веков через 10, 50 или 80 лет? Не все так просто и ясно у нас сейчас, чтобы быть наперед уверенным в собственной непогрешимости.

Загружается, подождите...
0

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!